Доля наша мужская
 
Рассказ
    Первыми команду на пробуждение должны были получили глаза. К правому она не дошла - затерялась в лабиринтах центробежных и центростремительных нервов, а левый приказ услышал и даже попытался его выполнить. Не сумев преодолеть силу сцепления ресниц, он послал в мозг ответ:
- Никак не открывается!
 
    Мозг помолчал, подумал, и голосом, по тембру почти паническим, вопросил:
- Где я нахожусь?
 
    Глаза с большой неохотой открылись, осмотрелись, и, не угадав ни одного предмета, доложили:
- А хрен его знает!
- Ясно, - решил мозг и замолчал.
 
    Тишину нарушил крик языка:
- Эй, кто-нибудь, помогите! Я прилип к нёбу и не могу пошевелиться. - Оказать помощь вызвалась нижняя челюсть, и, скрипнув зубами, отошла вниз. Язык с трудом попытался облизнуть губы. Это действие походило на движение напильника по наждачной бумаге.
 
- Что случилось? - тихо и испуганно спросил нос. - Почему изо рта воняет туалетом? И не абы каким, а общественным, периода начала распада СССР. Фу, какая гадость!!!
 
- Дело дрянь, нужно включаться, - решил мозг и дал всем органам и членам тела команду на перекличку.
 
- Сомлели, посинели, шевелимся с трудом, - доложили руки.
 
Уши:
- Слышим звук взлетающего бомбардировщика над Ниагарским водопадом!
 
Легкие:
- Места для вдоха почти не осталось, все забито никотином!
 
Сердце:
- По-моему, я умерло еще вчера, и не начало разлагаться лишь благодаря спиртовой пропитке.
 
Желудок:
- Блевать больше нечем!
 
Печень:
- Пожаловал в гости цирроз, знакомимся!
 
Толстая кишка:
- Перевариваю тонкую!
 
Почки:
- От нас остались одни камни! Их много и они начинают обрастать мхом.
 
Мочевой пузырь:
- Полон! За ночь два раза самостоятельно стравливал давление. В настоящий момент редукционный клапан готов открыться в третий раз.
 
Ноги:
- Правая, хоть и в синяках, но на месте, а левая - никак не пойму!
 
«Значит, я еще живой», - подвел итог мозг и грозно спросил:
- Кто не доложил?
- Я, - тихо пролепетал половой член.
- Почему?
- Вчера закончился мой жизненный путь, сейчас нахожусь между летаргическим сном и комой.
- Что с душой, - спросил разум, - она еще жива?
- Так точно, - ответила душа, - я всю ночь просидела в пятках, а сейчас вылетела и летаю вокруг них. Чтобы вернуться на место, мне бы рюмочку…
 
Мозг нахмурился, почесал в затылке и суровым голосом разрешил:
- Одну, единственную, и чтобы это было в последний раз!
- Да, да, - закивали все члены и органы, - конечно, в последний, даже в самый последний! И чтобы впредь - Боже упаси!
 
Ноги, совершив кучу ошибок в сгибательно-разгибательном процессе, приседая и швыряя тело от стены к стене, понесли его в туалет, а затем на кухню, к холодильнику. В абсолютной тишине и исключительно в последний раз была выпита одна, а затем еще две рюмочки водки. Мозг молчал - прислушивался.
- Ну, слава Богу, - сказало сердце, - не дали умереть до конца.
 
Глаза доложили:
- Появилась резкость!
 
Губы:
- Синий цвет отступает!
 
Руки:
- Кто тут говорил, что мы дрожим?
 
Печень спросила:
- Что такое цирроз? - И сама же ответила:
- Плюнуть и растереть!
 
Желудок:
- Не мед, конечно, но понравилось!
 
Откуда-то снизу послышался сонный голос детородного органа:
- Еще бы граммов сто, и можно по бабам-с!
 
    Первая часть этого предложения была приведена в исполнение немедленно, а вторая, в силу выполнения первой, отпала сама собой.
 
    Душа запросила песню «Бежит река, в тумане тает», а тело пожелало исполнить ее в горизонтальном положении - здесь же, на кухне, возле холодильника.
    К концу второго куплета глаза закрылись сами собой, дыхание успокоилось, а мозг приступил к аутотреннингу:
- Спать! Спать! Мне хорошо! Мне очень хорошо! Мне хорошо, как в раю… спать…, спать…, спа...
 
    Эх, доля ты наша мужская....
 
         © Copyright Отришко Н.А.